На главную Написать нам Карта сайта

Женское лицо войны

 

Женское лицо войны

 9 Мая 1945-го... День Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Это было почти 60 лет назад. Но огромная радость того незабываемого дня, неразрывно связанная с огромным горем, не стерлась, не сгладилась с годами в памяти народной. Живы еще те, кто побывал в кровавом пекле войны, кто своим неустанным трудом ковал Победу в тылу.

...Говорят, что у войны не женское лицо. Увы, и женское тоже. В те суровые дни наши мамы и бабушки были совсем юными, но несли на своих хрупких плечах все тяготы войны наравне с мужчинами на фронте и в тылу. А в перерывах между боями или балансируя на грани сна и яви после двух-трех рабочих смен подряд, мечтали о том, как будут жить после войны. О мирном небе, детском смехе, об отстроенных заново городах и селах на родной земле и, конечно же, о любви. А самое главное - что в жизни теперь все-все обязательно будет только хорошим. Ведь большего горя, чем война, не может быть!

...О героях, об их боевых подвигах написано много, а вот о тех, кто остался их ждать на Родине, прошел ужасы гитлеровской оккупации или пережил эвакуацию, голод, бомбежки, можно прочитать, к сожалению, гораздо меньше. Сколько их - тихих, безвестных героев, а чаще - героинь необъятной нашей России, мы, к сожалению, уже вряд ли когда-нибудь узнаем. Ведь за это не давали орденов и медалей. Но как кричат до сих пор во сне фронтовики, поднимая однополчан в атаку, так и древняя старушка сегодня вдруг на мгновение замирает как вкопанная от чувства радости и одновременно страха при виде почтальона, идущего к ее калитке.

...Зинаида Ивановна Кулагина, или просто бабушка Зина, - наша землячка, одна из таких вот тысяч и миллионов неизвестных героинь Великой Отечественной. Война застала ее тридцатилетней. Мужа, Виктора Андреевича, вскоре призвали на фронт. Остались втроем со свекровью и двухлетней дочерью Ларочкой на руках. Поначалу казалось, что все это какая-то ошибка, ненадолго - ведь есть же договор о ненападении с Германией. Месяц, в крайнем случае два - и все образуется, красноармейцы выбьют фрицев с советской земли и мужики вернутся в родные дома. Но - день за днем, четыре долгих года, шесть месяцев из которых в гитлеровской оккупации.

О войне бабушка Зина рассказывает скупо: «Да что там говорить - одна я, что ли, такая была? Все так жили». Но и несколько эпизодов, поведанных ею, помогут нам из наступившего уже двадцать первого века увидеть войну изнутри, хотя и не на поле брани, глазами обыкновенной русской женщины.

***

День начала войны бабушка Зина помнит, словно это было только вчера. «Июнь, жара стояла ужасная, - говорит она, - я днем и на улицу выходить не могла, в подполе отсиживалась. Я ведь только три года как переехала в Краснодар, а до этого жила в Калинине. Двадцать второго, это воскресенье было, я утречком, пока не жарко, за хлебом пошла. Витя еще спал, Ларочка тоже. К ларьку подхожу - а там люди столпились, лица у всех тревожные. Война, говорят, началась, Гитлер на нас пошел. Я и про хлеб забыла совсем, домой побежала. Прибежала, реву навзрыд: «Ой, война!» Ларочка проснулась, увидела, что мама плачет, - и тоже в крик. Скорее радио включили - большой такой, черный репродуктор у нас был, круглый, как сковорода, с ручкой посередине, а там - правительственное заявление. И с этого дня голос Левитана по радио ждали как Бога».

***

С первого же дня войны жизнь в Краснодаре, как и во всей стране, круто изменилась. Все предприятия, в том числе и «Союзсовхозснаб», где бабушка Зина работала кассиром, были переведены на военные рельсы. Лозунг «Все для фронта!» стал настоящим руководством к действию не на словах, а на деле.

...Все тревожнее становились сообщения с полей битвы с фашистскими захватчиками. Фронт неумолимо подходил к Краснодару. Бабушка Зина вспоминает: «Нас тогда, когда уже стало ясно, что немец рядом, начали возить на рытье противотанковых рвов. Отработала смену - а потом хошь-не хошь, а два кубометра земли перекидай. Но - ничего, не унывали. Понимали, что делаем очень важное для родного города дело. А фашисты во время оккупации в эти самые рвы убитых сбрасывали. Так что братские могилы мы, получается, копали...»

В конце июля 1942 года «Союзсовхозснаб» из Краснодара эвакуировался. Но бабушка Зина осталась в городе - не смогла оставить одну свекровь, которая на предприятии не работала и по этой причине эвакуации не подлежала. «И хорошо, что не поехала, - говорит она, - тот эшелон в пути под бомбежку попал, несколько человек только в живых остались. Видно, Господь остановил меня, уберег от беды...»

А время шло. Приближался август 1942-го...

***

9 августа... После страшной, кровавой бойни на Пашковской переправе фашисты входили в Краснодар. Мрачные серые колонны, словно змеи, расползались по его улицам. Говорят, в тот день даже птицы будто умерли - ни свиста, ни щебета...Только лязг гусениц и рычание моторов. Только топот солдатских сапог и чужая, каркающая речь...

Гитлеровцы тут же начали расквартировываться. Многих людей повыгоняли из домов прямо на улицу. Женщины, старики, дети переселились в сараи, а некоторые - в землянки. Бабушка Зина считает, что ей снова повезло - только одну из двух комнат ее дома занял немецкий офицер, выгнав двух женщин и маленькую Ларочку в крошечную «девятиметровку». «Имя у него было какое-то трудное, - вспоминает бабушка Зина, - я так его и не узнала. Между собой мы его называли просто «Этот»

В доме он бывал нечасто, иногда вообще приходил только ночевать. Однажды приволок большой ящик  с гранатами-«лимонками» и аккуратно поставил в углу. «Матка, - сказал, показав на Ларочку, - киндер не брать, пух-пух!», - и выразительно поднял над головой руки. Вообще к девочке немец относился хорошо - то погладит по голове, то даст кусочек сахара или конфету... Забавная, с рыженькими волосиками, возможно, она напоминала офицеру собственных детей, оставленных в далекой Германии.

***

В тот холодный день Сенной базар был особенно многолюден. Все, что было можно, люди старались обменять на еду. «Доходило, - говорит бабушка Зина, - до того, что даже картофельные и свекольные очистки шли в пищу. А если удавалось выменять на вещи небольшое блюдце кукурузы - в доме был праздник. Очистки я мыла, варила, натирала на терке, смешивала с растертой на мельничке кукурузой и пекла что-то вроде небольших лепешек. Конечно, они были невкусными, но на голодный желудок годились и позволяли кое-как держаться».

Этот день был для бабушки Зины на редкость удачным. На две детские рубашечки с вышитыми воротничками, кусок мыла и поношенные галоши удалось выменять мисочку кукурузы, стакан постного масла и немного сахара. Она уже собралась домой, до выхода с базара оставалось не более полутора десятков метров, когда внезапно подъехало несколько грузовиков с немецкими солдатами. За считанные секунды рынок был окружен. Началась паника. Перепуганных людей гитлеровцы согнали в толпу у центральных ворот. Нескольких темноволосых женщин и паренька лет пятнадцати немец долго рассматривал, а потом, не то спрашивая, не то утверждая: «Юде?», подтолкнул их к стоявшему тут же большому фургону, выкрашенному голубой краской.

Затем солдаты начали проверку документов, подтверждающих регулярное посещение людьми немецкой биржи труда. У кого их не было - заводили в ту же машину.

«Видимо, опять Бог уберег меня, - вспоминает бабушка Зина, - но заветный документ оказался в кармане пальто, хотя я всегда, когда приходила домой, старалась его вынуть, боялась потерять». Немец подтолкнул ее к выходу: «Матка, нах хаузе». До дому бежала, почти не разбирая дороги. О случившемся рассказала свекрови, соседям...

Позднее облава на Сенном войдет в историю. А голубой фургон, стоявший тогда у входа на рынок, был ничем иным, как адской машиной-«душегубкой», впервые примененной, как известно, в нашем городе. В этот страшный день фашисты совершили несколько «рейсов смерти» в район нынешнего Первомайского парка, зверски уничтожив не одну сотню краснодарцев.

***

...Где-то в первых числах февраля «Этот» вернулся в дом уже под утро. Уставший, в несвежей одежде, и было похоже, что хорошенько выпивши. Красные, воспаленные глаза, всклокоченные волосы... Сел за стол, подпер голову кулаками.

- Матка, - говорит, - немецкий зольдат капут. Русские в Армавире.

На звуки в коридор выбежала проснувшаяся Ларочка и, видимо, услышала часть разговора.

- Немецкий солдат капут, - вдруг четко и ясно повторил ребенок.

Офицер медленно поднял голову и посмотрел на нее. Девочка радостно улыбалась. Незнакомые слова так легко выговаривались, их хотелось повторить еще и еще.

У матери потемнело в глазах. Слишком хорошо понимала она, что может за этим последовать. Она рванулась к дочери, но немец ее опередил. Засмеявшись, он взял Ларочку на руки и несколько раз подбросил к потолку. Потом провел рукой по ее рыжим волосам и показал жестом что-то вроде «иди к маме».

- Маленький партизан! - с улыбкой произнес «Этот» и многозначительно погрозил пальцем.

***

А через несколько дней, 12 февраля 1943 года, Краснодар был освобожден. Город лежал в руинах, кругом поднимался дым от пожаров - многие здания немцы перед отступлением подожгли. Но жители спешили навстречу нашим солдатам. Люди обнимались, целовались и плакали. А сквозь черную пелену явственно проступали белые облака деревьев. То ли просто совпадение, то ли пришли в действие силы, не доказанные наукой, но факт остается фактом - в середине февраля 43-го в Краснодаре цвели абрикосы и вишни. Словно сама природа белыми цветами встречала советских воинов-освободителей.

А потом были освобождены Новороссийск, Киев, Минск, Брест, Варшава, Прага, взят Берлин... Бабушку Зину судьба хранила - ей удалось выжить, довелось встретить с победой своего мужа - старшину Красной Армии Виктора Андреевича Кулагина. Вскоре у них родилась младшая дочь Лидочка. Но не проходит бесследно война - и вражеская пуля, выпущенная снайпером в 1944 году в Севастополе, через 25 лет все-таки настигла солдата Великой Отечественной. В декабре 1969 года Виктора Андреевича не стало...

...Все дальше и дальше уходит в прошлое Великая Отечественная война. Много воды утекло с победного мая 45-го. За это время кардинальным образом изменилась наша жизнь, наше отношение ко многим историческим событиям. Ушла из жизни, к сожалению, и наша героиня - всего несколько месяцев не дожила бабушка Зина до 60-летия Великой Победы...

Но несмотря ни на что, ни на какие реформы, Победа советского народа над «коричневой чумой» - немецким фашизмом - останется вечной святыней, навсегда соединившей все народы бывшего Советского Союза. Она войдет в генную память будущих поколений. Конечно, если мы, дети, внуки и правнуки тех, кто победил в самой страшной в истории человечества войне, не забудем ее рядовых, тихих героев, таких, как Зинаида Ивановна Кулагина...